На главную

Бросьте «Якорь»

11.04.2018

Основная часть тенденций, которые получили широкое обсуждение в 2015–2017 годах, начала прослеживаться с 2009 года. «Просто кризисные события 2014 года сделали их более заметными широкому кругу участников, – поясняет Владислав Николаев, региональный директор департамента стратегического консалтинга Colliers International. – До 2014 года, а особенно до 2008-го, доходный проект мог обладать большим набором ошибок на каждой стадии; многие ошибки скрывались высокой покупательской способностью и масштабными планами арендаторов. Достаточно часто ошибки совершались даже в базовых принципах девелопмента торговой недвижимости. Но уже в 2009 году стало очевидно, что операторы одежды имеют приемлемые обороты только в региональных и суперрегиональных ТРК, в небольших торговых центрах одежде не хватает трафика и критической массы торговых площадей».

В GVA Sawyer структуру среднего российского ТРЦ представляют так: доля детских развлекательных операторов – 4–10%, доля взрослых развлекательных площадей – 4–15%, доля торговых площадей – 75–85%, доля продуктового супермаркета – 2–5%, доля фуд-корта – 7–9%. «Но ситуация на рынке меняется, и вместе с ней меняется структура торговых центров, – делится Елена Шевчук, вице-президент по коммерческой недвижимости компании GVA Sawyer. – На текущем рынке есть примеры, когда доля развлекательной составляющей доходит до 30%, но, в идеале, именно магазины различных товарных групп должны быть основной составляющей торгового центра. Ведь какие бы дополнительные или сопутствующие функции мы ни добавляли в объект, его основная функция – шопинг. Да, размещение в объекте большой развлекательной составляющей, с одной стороны, привлекает посетителей, но, с другой – снижает доходность объекта, так как большинство развлекательных операторов заходит в объекты на достаточно льготных коммерческих условиях. Но я уверена, что это временная тенденция, а по мере роста рынка объекты будут приходить в баланс между долей развлечений, общественных пространств и непосредственно торговых площадей».

Фазы питания 

В Cushman & Wakefield сообщают о модификации самого понятия «якорь». «Если раньше под такими операторами понимали крупных арендаторов (в основном продуктового оператора, оператора бытовой техники и электроники, кинотеатра), которые привлекали посетителей в торговый центр, создавая основной поток, то сейчас за привлечение основного потока отвечает весь объект: целостность его концепции, удобство доступа, парковочного пространства, навигации, состав арендаторов и т. д., – перечисляет Ольга Ясько, директор по развитию бизнеса Cushman & Wakefield. – Таким образом, не отдельные части торгового центра, а весь объект теперь должен стать тем магнитом, который притягивает посетителей. Роль отдельных, пусть и крупных и востребованных торговых, операторов снижается, и конкуренция за посетителя идет на другом поле – поле комфорта и поиска своего отличия от множества себе подобных объектов».

Хотя рынок пока не видел полноценных проектов «новой волны» – все они находятся в стадии реализации или согласования проекта или только начали строиться, – именно они изменят саму культуру потребления в новейшей истории России. «ТЦ больше не рассматривается просто как место совершения покупок, – поясняет Ольга Ясько.– В связи с этим увеличивается площадь и разнообразие концепций операторов развлекательного профиля, а также общественного питания, оптимизируются площади, занимаемые продуктовыми операторами и операторами бытовой техники и электроники. Сейчас, когда на рынок часто выходят новые фазы существующих объектов, именно там размещаются операторы развлекательного профиля и общественного питания, тем самым увеличивая свою совокупную долю во всем проекте. И здесь многое зависит от развитости и насыщенности рынка конкретного города, а также от позиции девелопера. Именно от последнего зависит, станет объект “стандартным” торговым центром или будет создаваться с учетом новых, а также ожидаемых тенденций на рынке торговой недвижимости. Позиция девелопера при выборе первой стратегии ни в коей мере не может быть осуждаемой: любые инновации могут оказаться ошибочными, даже если они успешно применяются на более развитых рынка Европы и Америки».

В компании «Ванчугов и Партнеры» убеждены, что на тектонические сдвиги в переформатировании торговых пространств большое влияние оказывает интернет. Продавцы бытовой техники и электроники на самом передовом рынке – в Америке – в четыре–пять раз сократили свои площади, а те, кто не успел это сделать, обанкротились. В России еще несколько лет назад был привычен гипермаркет электроники площадью 3000–6000 кв. м; сегодня же стандартная площадь, арендуемая таким магазином, – 1200 кв. м.

Анна Панюкова, директор по развитию Prime Managemenet, также связывает «якорный пере- дел», в том числе, с уходом части покупателей ТРЦ в онлайн. «Некоторые бренды в сегменте fashion ведь не только не падают, они растут, но растут и в онлайн-продажах,– поясняет г-жа Панюкова.– То есть покупатель остается лоялен к бренду, но те- перь осуществляет покупки через интернет. Это не отменяет офлайн-продаж, так как в любом случае остается процент потребителей, которым нужно потрогать ту вещь, которую они впоследствии при- обретут (возможно, и онлайн)».

Показательно, что даже крупнейшая в сегменте e‑commerce компания Alibaba Group в «день холостяка», 11 ноября 2017 года, когда был зафиксирован рекорд продаж (за 24 часа, по данным Forbes, было продано товаров на $  25,3 млрд), открыла pop-up stores, чтобы обеспечить поддержку продаж в магазинах. По сути, произошел обратный процесс: онлайн-ритейлер вышел к потребителям, в магазины. Другой пример – недавно открытый в США для публики (до 2018 года магазин тестировали сотрудники) магазин второго по объему компании интернет-гиганта Amazon – Amazon Go. «Люди стали покупать онлайн не только одежду, но и еду, товары ежедневного спроса. Amazon уже ввел кнопку для своих постоянных клиентов, которая одним нажатием пополняет запасы, необходимые в каждом домашнем хозяйстве (кофе, стиральный порошок, вода и проч.), чтобы еще более упростить систему покупок,– продолжает Анна Панюкова.– Поэтому сейчас все ездят в торговые центры для развлечений и общения – в кафе и ресторанах, в зонах ТЦ, предусмотренных для социальных активностей – площадки для мероприятий, например. Конечно, с измененной структурой спроса постепенно растет зона F&B и развлечений. ТРЦ с концепцией по старому типу, где основная галерея была заполнена fashion-операторами, постепенно вытесняются новыми пространствами, где местные жители проводят время и могут совершать покупки».

Прямая речь 

Екатерина Гресс, генеральный директор компании IDEM

"– В ближайшие три–пять лет произойдет перестройка не только ТЦ (внутренняя начинка), но и форматов: новые объекты будут во многом другими, как концептуально, так и архитектурно. Развитие получат аутлеты, ритейл-парки, центры досуга, проекты будут появляться за городом, где реализуема новая модель рационального шопинга (выбрал–приехал–потрогал и сравнил–купил–сам забрал (сэкономил на доставке)). За городом – потому что там дешевле земля, дешевле строительство биг-боксов, значит, дешевле может быть аренда и конечная цена товара. В этом случае «якорем» в ритейл-парке могут быть гипермаркеты-«убийцы категорий», куда люди едут специально – целевая покупка. А вот развиваться эти форматы будут уже по новому сценарию, как сейчас это происходит в Европе, обрастая фастфудом и допуслугами. Мы сейчас развиваем первый такой проект в России на трассе М4 «Дон» в Воронеже (Новоусманский район) – классический ритейл-парк, где нет галереи, есть только биг-боксы и магазины с отдельными входами GLA 104 тыс. кв. м. Кроме того, в в наступившую эпоху рационализма и антигламура аутлеты будут весьма популярным форматом, они могут стать и центрами выдачи товаров. В целом кризис и революция в потреблении сделали свое дело, а дефицит спроса со стороны ритейла продиктовал подход к объединению, укрупнению форматов. Можно сказать, что «якорей» появилось больше, и их доля теперь в миксе арендаторов выросла."

 

Так, кинотеатры априори не рассматривают маленькие площадки (7 залов – это минимум, который видит для себя профессиональный оператор, а в новых проектах сети открывают и больше), большие аппетиты и у детских развлекательных и образовательных проектов. «Впрочем, нельзя не сказать, что открытие таких центров позитивно сказалось на ТРЦ: есть объекты, где новые развлекательные центры являются единственным местом притяжения жителей района (кроме супермаркета, который может, в принципе, располагаться и в помещении стрит-ритейла),– отмечает г-жа Панюкова.– Фитнес-центр с ростом популярности здорового образа жизни тоже усилил позиции в качестве “якоря”. Появилось, особенно после 2014 года, много концепций эконом-класса, где карту может позволить себе клиент даже с низким уровнем дохода. Все эти концепции обновили состав якорных арендаторов. Мы видим, как в США крупные моллы трансформируются в новые пространства, где на месте универмагов появляются такие операторы, как гостиницы или спорт-клубы. У нас пока до этого не дошло, но и рынок пока не такой зрелый. Ведь в стране пока есть регионы, где просто не хватает качественных торговых центров». 

Прямая речь

Патрик Сьоберг, исполнительный директор по управлению торговыми центрами SRV в России

"– Безусловно, «якорь» будет всегда, другой вопрос, что это будет за «якорь». Если сейчас это объекты ритейла, в будущем акцент будет смещаться на развлечения и ресторанные концепции. Это будут операторы, которые будут предлагать новый опыт, как в сфере развлечений, так и в сфере обучения. Изменения происходят каждый день. В Москве тенденции прослеживаются очень ярко, в Петербурге мы тоже наблюдаем определенные изменения. Что касается регионов, там будут происходить все те же процессы, но с определенной задержкой. Да, покупатели сегодня многое могут купить онлайн, но людям все равно нужна возможность примерить, попробовать. Не думаю, что операторы сегмента fashion уступят место рестораторам и образовательным проектам с кинотеатрами. Конечно, занимаемые ими площади сократятся, но магазины формата офлайн они вряд ли будут закрывать. Скорее всего, магазины офлайн-формата в сегменте fashion станут представительствами. Покупателя нужно привлекать новым опытом. Например, в ТРЦ «Охта Молл» функционирует креативное пространство «Охта LAB», где проходят различные образовательные мероприятия, выставки и мастер-классы. Часть мероприятий проходит на платной основе, что позволяет монетизировать входящий трафик. Делается это за счет аккуратно продуманной программы мероприятий, которые проходят в этом пространстве."

 

Четыре года назад впервые в истории российского рынка недвижимости «якорями» стали фудкорты. По данным IKEA Centres Russia, 97% посетителей «Меги» всегда посещают фуд-корт, кафе и рестораны, а в объектах с реконцептированными фуд-кортами их число приближается к 100%. Потребители, которые едят в торговом центре, проводят в нем в среднем на 27 минут больше времени и тратят на 18% больше денег. До 50% поколения миллениалов уже сейчас выбирает еду не дома, и этот показатель будет расти. Российские фудкорты в целом перестали быть местом, посещения которого стесняются, а на «фудпол» выходят рестораны сегмента «средний плюс» и даже высокой кухни, правда, с «облегченными» концепциями. «Но не совсем верно рассматривать развлечения в качестве нового “якоря”: я с трудом понимаю, например, что еда – это развлечение,– убежден Алексей Ванчугов, управляющий партнер компании «Ванчугов и Партнеры».– Следует также понимать, что экономика впечатлений справедлива для больших ТЦ регионального и суперрегионального формата. Для торговых центров, которые мы относим к ритейл-паркам и пауэр-центрам, например, эта парадигма не будет работать. В этих форматах, скорее, будет востребован коэффициент большей полезности за единицу времени. В “полезных” форматах мы тоже наблюдаем изменение якорной функции, но они касаются правильного ценового позиционирования. Поскольку ритейл-парки – экономичный формат недвижимости, пул арендаторов должен находиться в недорогом сегменте. И в этом смысле, например, дискаунтер одежды Familia или другого игрока формата offprice еще недавно было трудно воспринимать в качестве “якоря”, а сегодня это уже новая реальность».

Районный масштаб

В свою очередь, районные торговые центры попрежнему должны быть четко ориентированы на повседневный спрос (услуги, импульсные покупки, продукты, рестораны, кафе, детские товары), убеждены в Colliers International.

При этом окружные торговые центры (не у метро) сразу стали «проблемной областью»: они были слишком большими для повседневного спроса, но недостаточно крупными для создания центра притяжения. «Поэтому основная часть операторов не повседневного спроса будет работать в средних, окружных торговых центрах существенно хуже, чем в региональных и суперрегиональных центрах,– поясняет Владислав Николаев.– В том же 2009 году ключевые операторы одежды для рынка сформировали четкую формулировку, согласно которой в городах с населением от 1 млн человек они старались рассматривать только торговые центры, в которых торговая галерея магазинов одежды была более 25тыс.–30тыс. кв. м (таким образом, формат самого торгового центра не менее 45тыс.–50тыс. кв. м). Особняком, конечно, стоят объекты у ключевых станций метро и исторически успешные объекты, которые сформировали большой лояльный трафик в период формирования рынка».

Прямая речь

Надежда Васильева, генеральный директор торгового центра «Ворошиловский» (Волгоград)

"– Современные технологии влияют на нашу жизнь, и, несомненно, нужно «сверять часы» относительно якорных арендаторов. Но несомненно и то, что операторы сегмента fashion есть и будут. Да, уже прошло время ярких «якорей» – «звездочек», которые могли бы в полном одиночестве привлекать покупателя массово. Но как никогда нужна синергия операторов, которая в разы усиливает покупательский поток. В меняющихся экономических условиях якорный арендатор быстро меняет свою рыночную силу, поэтому прагматичнее размещать нескольких сильных операторов в различных сегментах. Кстати, сегодня ТЦ «Ворошиловский» переживает новый опыт – опыт временного закрытия супермаркета «О'Кей» и ожидания открытия «Перекрестка». Тотального падения трафика не произошло. Это подтверждает, что наличие продуктового магазина – лишь дополнительный сервис для покупателей. Нет в нем также больших зон с ресторанами и кафетериями, есть небольшие кафе, вендинги, которые разбросаны по всему ТЦ. Детские проекты минимальны по занимаемой площади, а кинотеатр теряет свой поток, и уже его интересует посещаемость ТЦ в целом. Галерейные операторы проекта активны, пробуют все возможности по привлечению покупателя, от финансового стимулирования до «экономики впечатлений». А вот операторов общих площадей как «якорей» нет."

 

Впрочем, даже в суперрегиональных торговых центрах якорных арендаторов fashion-сегмента становится все меньше: по факту ими уже сейчас являются три–четыре основных бренда масс-маркет одежды и обуви, остальные крупные площади занимают развлекательные центры для детей и взрослых, большие рестораны и зоны кинотеатров, поддерживает Иван Татаринов, коммерческий директор компании Glincom. В ряде торговых центров также в якорном формате развились собственные магазины под брендом ТЦ, такие как Trend Island в ТРЦ «Авиапарк», где представлена одежда различных брендов в формате маркета. «Данные тренды неотрывно связаны с кризисными тенденциями на рынке: с 2014 года мы наблюдали постепенный исход зарубежных ритейлеров из торговых центров,– напоминает эксперт.– Однако некоторый шанс на восстановление главенства fashion-сегмента в составе ТЦ все же есть. Такие ритейлеры, как, например, Uniqlo, не снижают темпов развития в России и активно расширяют свое присутствие на карте ТЦ Москвы».

Хотя во время ослабления покупательской способности доля эмоциональных мотиваций «импульсивных покупок» снижается, у потребителя все равно остается желание купить «доступную радость», убеждена Мария Вакатова, директор по маркетинговым коммуникациям, партнер по исследованиям Watcom Group. «Сама цель “шопинга впечатлений” – создание приятной атмосферы во время покупок, чтобы задержать потребителя в магазине, увеличить время его пребывания на шопинге,– рассказывает г-жа Вакатова.– Это увели- чивает возможность совершения покупки. Для того, чтобы точно знать, что является драйвером посещения, ради какого бренда он приходит в ваш ТЦ, нужно понимать потребности покупателя – для этого и проводятся исследования».

Прямая речь

Ольга Летютина, генеральный директор УК «Столица Менеджмент»

"– Прежде всего, не стоит забывать про экономическую сторону вопроса: арендные ставки для операторов развлечений несравнимы со ставками fashion-«якорей». За последние несколько лет мы действительно стали свидетелями активного развития арендаторов из сферы развлечений, однако это скорее стоит связывать не с изменением потребительского поведения, а с совокупностью других факторов. Так, в разгар кризиса на рынок вышли новые объекты, которым нужно было заполнять вакансию, а операторы развлечений берут большие площади. Многие связывают растущую популярность операторов развлечений с кризисной ситуацией, но само ощущение кризиса сегодня уже скорее психологический момент. Безусловно, понятие «якоря» не исчезло, и сегодня им могут быть food-операторы, операторы бытовой техники и электроники, фуд-корта, fashion-сегмента. Продуктовые «якоря» по-прежнему остаются самыми часто посещаемыми магазинами в торговом центре, независимо от того, где они расположены, в районном или региональном торговом центры. Вряд ли операторы общепита когда-либо смогут вытеснить food-ритейлеров, так как они удовлетворяют разный спрос. 80% нашей целевой аудитории четко знает, зачем они приходят в районный торговый центр. Наша задача – предложить им то, что удовлетворит их повседневный спрос."

 

На этом фоне в Москве и Петербурге все чаще экспериментируют и размещают в проектах «якорные ноу-хау», такие как полигон для управляемых моделей автомобилей или виртуальные развлечения, сообщает Михаил Шапошников, директор департамента стратегического консалтинга RealJet. Впрочем, «новые» и временные «якоря» пока даже в Москве и Петербурге остаются скорее частными случаями. «Но при условии наличия необходимых “якорей” и привлекательности объекта для посетителей, на мой взгляд, успешны форматы спортивных/фитнес-зон с групповыми занятиями и столами для настольного тенниса, например, в галерее объекта,– считает Елена Шевчук. – Беговые дорожки вдоль торгового центра тоже интересный вариант: это создаст хорошую атмосферу для молодежной, спортивной аудитории». 

Прямая речь

Вадим Игошин, менеджер по развитию и разработке концепций ECE Russland

"– Якорные арендаторы по-прежнему являют- ся необходимым элементом в формировании концепции ТЦ, но их облик постепенно меняется. Наличие гипермаркета, кинотеатра и качествен- ной fashion-галереи не является достаточным условием для успешного функционирования молла. Сейчас большое внимание, особенно в крупных городах, уделяется развлекатель- ным и dining-концепциям. «Якорем» может быть не один арендатор, но и ряд операторов одного сегмента. Также мы видим, что с развитием онлайн-торговли снижается значение магазинов бытовой техники и электроники как «якорей». Роль гипермаркета как одного из ключевых трафикообразующих якорных арендаторов по-прежнему велика, хотя и их затронул тренд уменьшения форматов. Хорошо чувствует себя сегмент детских товаров и услуг. В кризисное время там не наблюдалось такого существенно- го падения выручки, как, скажем, у операторов fashion-сегмента. Что до последних, то расста- новка сил внутри этой товарной группы пре- терпела некоторые изменения. В связи с из- менениями в покупательских предпочтениях ряд традиционных fashion-«якорей» пополняется магазинами с универсальным предложением, такими как, например, Uniqlo. Кинотеатр оста- ется одним из самых востребованных форматов развлечений, но в связи с насыщенностью рынка крупных городов в данном сегменте девелопе- ры вынуждены рассматривать альтернативные концепции."

 

Так поедим

По мнению Михаила Шапошникова, «якорь будущего» – это, прежде всего, цикличный «якорь». «В период экономического роста это и продовольствие, и кинотеатр, и гипермаркет спортивных и детских товаров,– перечисляет эксперт.– Но в кризисный период это все-таки только продовольственный “якорь”, в отдельных регионах – ресторанный “якорь” и “якорь” развлечений. Причем цикличность построена не только на экономических циклах, но и на поколениях. Если люди в возрасте “наелись” одеждой и обувью, то подрастающее поколение активно формирует на это спрос».

Гипермаркеты FMCG по-прежнему успешно развиваются в ТЦ всех форматов, от микрорайонных до суперрегиональных, соглашается Иван Татаринов. Ряд из них подходит к вопросу собственного развития креативно, вводя в проекты зоны кафе, кофе-пойнты, зоны дегустации и т.д. При этом, по словам Анны Панюковой, супермаркеты и гипермаркеты за последние три года существенно уменьшили свои запросы по площади, зачастую за счет сокращения подсобных помещений и реорганизации зон внутри торгового зала. «Сейчас продуктовые ритейлеры усиленно работают над эффективностью с квадратного метра с тем, чтобы снизить издержки по аренде,– продолжает г-жа Панюкова.– Зачастую, если это гипермаркет, то он у сети в собственности, с тем, чтобы сохранить эффективную бизнес-модель на большой площадке (не ежегодный рост аренды, а амортизация). Либо есть еще вариант, когда супермаркет в проекте является сетью собственника ТРЦ, в котором он расположен».

Елена Шевчук поддерживает: продуктовые операторы будут развивать многофункциональность в отдельно взятом магазине и «создавать атмосферу». «Но если два года назад операторы торговых галерей заходили в проект при наличии одного крупного продуктового магазина, то сейчас распространенной практикой становится появление своего “якоря” абсолютно на каждом этаже в ТЦ, продуктового супермаркета на первом, fashion или спортивного ритейлера на втором, оператора детских товаров или зоны развлечений на третьем, – сообщает Михаил Шапошников. – Необходимость привлечения нескольких трафикообразующих операторов в проект можно cвязывать с ослабевающей ролью “якорей” в целом. Поэтому действуя сообща – в разных форматах, с разными категориями товаров – можно получить нужное количество посетителей на объекте. У “якорей” подчас видоиз- меняется специфика торговли: одни выводят часть продаж в интернет, тем самым ограничивая покупательский трафик в офлайн-формате, другие идут по пути трансформации привычных магазинов в демонстрационные залы и шоу-румы, которые работают больше на имидж, чем на конкретные продажи, и это также снижает “трафикообразующую” функцию ритейлера. В любом случае, сегодня речь не идет о генерации “якорем” массового потока универсальных потребителей, которым может “пользоваться” весь ТЦ: каждый мини-“якорь” генерирует лишь часть трафика, и только наряду с другими ритейлерами, он способен обеспечить торговому объекту хорошую посещаемость, ассортимент и покупа- тельскую диверсификацию».

Прямая речь

Брендон О`Рейли, управляющий директор Fashion House Group

"– На зрелых рынках в ритейле уже давно уделяется особое внимание личному опыту покупателя. Аутлет-центры как часть розничного рынка тоже не остаются в стороне, приобретают новые роли и начинают предлагать новые услуги. Они перестают быть просто шопинг-площадкой, но становятся комфортным местом для проведения времени. Клиенты задерживаются здесь все дольше, они приходят не просто найти нужный бренд, но и встретиться с друзьями, пообедать, сделать пару «луков». Эта тенденция будет усили- ваться, поэтому в дальнейшем мы будем отмечать растущую роль фудкортов в аутлетах, для которых раньше это было не так свойственно. Владельцы аутлетов должны будут обеспечить широкий выбор кафе и ресторанов, предложить разные кухни, вкусы и обслуживание и вообще задуматься, как можно разнообразить досуг покупателей. В Fashion House Group убеждены, что досуг также формируют архитектура и дизайн интерьеров. Клиенты, которым понравилось здание и «быть внутри», охотнее возвращаются. Так что этот момент тоже вносит свой вклад в улучшение бизнес-результатов. Наш подход также предполагает, что внешняя архитектура проекта должна быть связана с регионом – с местной историей и традициями. Уделяем особое внимание и интерьерам. Для российских проектов разработана специальная концепция «Окно в Европу»: посетителей для шопинга встречают торговые улицы разных европейских городов."

 

Наличие нескольких «якорей» в проекте – еще и существенная диверсификация рисков для девелопера, убеждены в компании. Времена, когда «якорь» рассчитывал и получал не только очень низкую арендную ставку, но многочисленные бонусы в виде особого графика работы, удобных зон разгрузки, паркинга, отсрочки оплат, скидок на договоры обслуживания, по мнению экспертов RealJet, могут уйти в прошлое. Предоставление этих опций может стать «началом конца» для девелопера, поэтому последние стараются избегать таких контрактов.

Реконцептируйте это

«Бум реконцепций», которые российские торговые центры переживают последние годы, не слишком оказал влияние на «якорную историю» – просто пока рынок видел слишком мало примеров действительно завершенных проектов. 

Впрочем, учитывая битву не на жизнь, а на смерть за кошельки покупателей, и то, что последних все сложнее в принципе «вытащить» в торговый центр, в активную стадию рекон- цепций вступили и отдельные операторы. «Например, сетевые кинотеатры проходят этап реконцепции и реконструкции в рамках новых стандартов брендов (сеть “Каро Фильм”), – говорит Иван Татаринов. – Кассы заменили малогабаритные онлайн-терминалы, у кинотеатра появились большие и комфортные зоны ожидания с барами и возможностью установки рекламных конструкций. В то же время площадь кинозалов сокращается, но растет их количество. В свою очередь, детские ритейлеры и операторы развлечений в масштабе якорных арендаторов представлены достаточно стандартными и уже привычными для аудитории форматами: города профессий, батутные центры, веревочные парки. На наш взгляд, в этом сегменте будущее за созданием мультимедийных центров развлечений с совмещенной образовательной функцией для детей и родителей».

 

Автор: Евгений Арсенин
Фото: Архив CRE
Источник: CRE






 

Все права защищены. Копирование текстов и материалов с сайта ограничено. Копирование текстов - нарушение авторских прав ООО «Идем», за что предусмотрена ответственность законодательством РФ.